Печать на офсетном оборудовании, печать блокнотов  |  furniterra.ru.

Назад

На главную страницу

5. БАЙДАРСКАЯ ДОЛИНА.

Здесь нынешний день

и вчерашний

Смешали приметы времен...

В. Диваков

Самый известный памятник первобытного человека в ок-

рестностях Севастополя находится здесь, в центре Байдар-

ской долины, в селе Родниковское (бывшее Скели). Это

скельские менгиры - вертикально поставленные в виде

обелисков каменные глыбы - древнейший пример созна-

тельной строительной деятельности человека, первый обра-

зец архитектуры.

Если другие памятники археологии, во множестве раз-

бросанные в Байдарской долине и окрестных горах (пещер-

ные стоянки, остатки древних поселений, могильники), не-

возможно обнаружить без проводника-археолога, то скель-

ские менгиры не только легко найти и осмотреть, но и можно

даже потрогать рукой, мысленно перенесясь в пугающую

бездну ушедших веков. Они стоят прямо на въезде в село

Родниковское у первого дома (это сельский клуб). Один из

них - в ограде вокруг памятника на братской могиле

воинов Советской Армии и партизан, погибших во время

Великой Отечественной войны.

Менгиров два, это монолитные глыбы мраморовидного

известняка, покрытые трещинами, мхами или лишайника-

ми. Самый большой возвышается на 2,8 м, при размерах

в среднем поперечном сечении 1 м.на 0,7 м он довольно стро-

ен, приближается к типу современного обелиска. Второй -

массивен и приземист, его высота почти в два раза меньше-

около полутора метров, при ширине 1,2 м. и толщине 0,55 м.

Менгиры описаны известным археологом Н.И. Репнико-

вым в 1907 году, он сообщил и их местное название -

"Текли - Таш" ( по тюркски - "поставленный камень"). Но в

- 133-

Фотография: Скельский менгир.

III тыс. до н.э.

его время их было не два, а три. Третий представлял собой

обломок менгира, высотой только 0,88 м (в поперечном се-

чении 0,77 м х 0,55 м). Он выкопан в 60-х годах нашего века

при прокладке водопровода. Необходимо установить его

на прежнем месте.

Несложный расчет показывает, что вес наиболее крупного

из менгиров - около шести тонн. Поблизости нет ничего по-

хожего на каменоломню - он доставлен с гор и, видимо,

издалека. Представьте себе, каких усилий потребовала

транспортировка менгира и установка его в вертикальное

положение.

Археолог, кандидат исторических наук А.А. Щепинский

специально обследовал скельские менгиры в 1978 году.

Он указал, что, хотя подобные памятники довольно часто

встречаются в Европе и Азии (в Сибири, на Кавказе, самый

большой менгир, более 20 м в высоту, находится во Фран-

ции, в Бретани), но памятники Байдарской долины - самые

крупные из найденных в юго-восточной Европе. Он считает,

что они имели культовое значение, и относит их появление

- 134 -

к III - началу II тысячелетия до н.э. Анализируя взаим-

ное положение камней, А. А. Щепинский замечает: "Па-

мятники стоят на одной линии, почти строго с севера на юг

и обращены уплощенными сторонами к востоку и западу.

Очевидно, такая ориентация их и взаиморасположение,

подчеркивающие четыре стороны света, не случайны и свя-

заны с определенными религиозными представлениями" (62).

Из того факта, что менгиры встречаются во многих местах,

весьма отдаленных друг от друга (от Франции до Сибири),

не следует делать вывод, что их создавали родственные

племена или народы. Просто на определенном этапе разви-

тия человек имел сходные религиозные представления,

реализация которых требовала сооружения обелисков-мен-

гиров. Кстати сказать, менгир не только прототип обелиска,

но и предок плоской вертикальной плиты - стелы. Его

следует рассматривать как первый результат пробудивше-

гося в человеке творческого духа, первый образец зарож-

дающихся искусств - архитектуры и скульптуры.

Следующим этапом в развитии архитектуры считается

создание дольменов - конструкции из вертикально постав-

ленных плоских каменных плит, перекрытых другой плитой

в виде крыши. Эти сооружения тоже характерны для Бай-

дарской долины и называются "каменными ящиками".

Они встречаются во многих местах, являясь усыпальни-

цами (возможно, родовыми) таврских племен. Датируются

по находкам античной керамики IV-III веками до н. э.

Ящики покрыты земляными насыпями или небольшими

курганами, зачастую их окружают кромлехи - ограды из

вертикально поставленных камней.

Каменные ящики при въезде в село Передовое со стороны

села Новобобровское обследованы Ю. Д. Филимоновым еще

в 1879 году, исследование могильника продолжали

Ю. А. Кулаковский (1896 г.), Н. И. Репников (1907,1926 гг.)

и А. М. Лесков (1956-1957 гг.). Особенно значителен вклад

Н. И. Репникова, исследовавшего и открывшего большую

часть памятников этого типа в Байдарской долине. В своих

работах ученый приводит размеры ящиков, материал,

подробно перечисляет найденные при раскопках предметы.

Большинство гробниц было ограблено еще в древности,

но встречались и нетронутые. Например, при въезде в село

Скеля (ныне Родниковское) Н. И. Репников раскопал кур-

ган высотой 2,4 м, при диаметре 18,6 м. В северной его части

был обнаружен каменный ящик (1,5 м х 1,14 м х1,05 м) из

двух плит песчаника, перекрытых третьей (2,45 м х 2,2 м. х

0,15 м). Плиты были доставлены откуда-то издалека, так как

в окрестностях села песчаник не встречается. Вес перекры-

- 135 -

Фотография: Каменные ящики у села Ново-Бобровское

IV - III вв. до н.э.

 

тия - более полутора тонн, доставить и установить его было

непросто.

Н. И. Репников обнаружил, что гробница изнутри декори-

рована. На вертикальных плитах сохранились следы роспи-

си черной краской "в елочку". В ящике находилось только

одно захоронение - в северном углу обнаружен скелет чело-

века с поджатыми ногами. Его правую руку украшал мед-

ный браслет, медное кованое копье лежало в ногах. Харак-

тер захоронения в виде кургана позволяет предполагать,

что это могила вождя.

"Курган разрыт. В тяжелом саркофаге

Он спит, как страж. Железный меч в руке...

Был воин, вождь. Но имя смерть украла

И унеслась на черном скакуне" (63).

Не только менгиры и дольмены доказывают древность

обитания Байдарской долины. Старые названия ее сел

(Укруста, Бага, Саватка, Сахтик, Хайто и др.) в большинстве

- 136 -

Фотография: Жилой дом

в селе Широкое.

Конец XIX - начало XX в.

своем - не переводимы и не принадлежат ни к одному из

известных языков. Ясно, что они остались в наследство от

народов, обитавших здесь в очень отдаленные времена.

Это память какого-то "праязыка", возможно таврского,

а быть может, и более древнего.

Сейчас села в долине расширяются, благоустраиваются,

в самом большом из них, Орлином, появились многоэтаж-

ные дома. Однако хотелось бы, чтобы при возведении новых

построек учитывались особенности старой планировки, кото-

рая (как указывалось выше, в главе о Херсонесе Таври-

ческом) унаследована со времен раннего средневековья,

а быть может, и античности.

Кроме того, очень привлекательны сохранившиеся в от-

дельных селах постройки конца XIX - начала XX века. На-

пример, больница в селе Орлиное или двухэтажный дом в

селе Широкое. Это самое большое здание в этом населен-

ном пункте. Стоит дом у подножия горного склона. Квад-

ратная в плане постройка (11,5 м х11,5 м) сложена из бу-

- 137 -

На стр. 138 - 139 фотография: Байдарские ворота. 1848 г.

та - мраморовидного известняка с фигурной расшивкой

швов. Наружные углы стен, оконные и дворные проемы

облицованы гладкотесаным штучным камнем, контрасти-

рующим с неправильными очертаниями бутовой кладки. Под

скатами кровли, покрытой старой желобчатой черепицей

(ее форма и приемы изготовления не менялись в течение

многих веков) со всех сторон помещены резные деревянные

карнизы. Здание находится в аварийном состоянии - стену

главного фасада сверху донизу пересекают две глубокие

трещины. Следовало бы срочно принять меры к его спасе-

нию.

Граница между землями Севастополя и Большой Ялты

проходит по горам, окружающим Байдарскую долину. Ста-

рое, сейчас редко используемое Ялтинское шоссе (в 1973 г.

была построена новая, современная дорога через урочище

Ласпи), десятками поворотов взбирается от села Орлиное в

горы. На высоте 527 м над уровнем моря - небольшой пря-

мой участок, справа и слева - массивы серой каменной

кладки, короткий, узкий и темный тоннель, а с другой сто-

роны открывается вид на море, обрамленное слева скалис-

тыми обрывами Южного берега. Стоит остановиться и ос-

мотреть сооружение, подарившее столь неожиданное и при-

ятное переживание.

Перевал, где дорога из Байдарской долины начинает

спуск на Южный берег, называется Байдарскими воро-

тами, так же именуется и оформляющая его постройка,

памятник архитектуры прошлого века. Сооружена она

в 1848 году по проекту архитектора К. И. Эшлимана. Все

здесь подчинено одной цели - усилить эффект внезапного

появления моря перед глазами путешественника, прибывше-

го из Байдарской долины. Отсюда - узкий и темный тон-

нель, фланкированный с одной стороны подпорной стеной,

с другой - каменной постройкой, почти лишенной окон.

На крыше ворот устроена смотровая площадка - в про-

шлом веке было принято встречать на ней восход солнца.

Наш краткий очерк Байдарской долины хочется окончить

описанием еще одного своеобразного памятника. Его ори-

гинальность в том, что он до сих пор действует, исправно

выполняя ту функцию, ради которой был создан. Это старый

фонтан в селе Орлиное. У большинства современных людей

слово "фонтан" ассоциируется с бассейном, над которым

вздымаются струи воды. Но в Крыму фонтаном всегда на-

зывали более или менее красиво оформленный источник.

Их много разбросано по крымским дорогам, но одни иссяк-

ли, другие разрушила война, действующих становится все

меньше и меньше. Зато как радуется путник, когда в зной-

- 140 -

Фотография: Фонтан в селе Орлиное.

ный день внезапно увидит холодную водяную струю, бью-

щую из стены в каменную чашу.

Такой фонтан стоит в Орлином среди большого и доволь-

но пыльного пустыря, неподалеку от шоссе в Ялту. Он на-

клонился от времени, каменное корыто обросло внутри длин-

ными желтыми водорослями, но по-прежнему из железной

трубы течет непрерывная и сильная струя воды. Сам фонтан

оформлен в виде невысокой каменной стелы с треугольным

фронтоном в центре. Он украшен двумя розетками, а в сере-

дине, вверху, виден след от утраченной доски. На ней,

вероятно, был выбит год сооружения фонтана, а может быть,

и имя человека, заботами которого он устроен. Но и без

этого видно, что фонтан очень стар.

Непрерывно бьющая вода - зримое присутствие прошло-

го. Из фонтана пили Пушкин, Мицкевич, так же как и тыся-

чи других известных и неизвестных людей, ездивших из

Севастополя в Ялту или в обратном направлении.

В этом утверждении нет никакого преувеличения. Судите

- 141 -

сами. Более шестидесяти лет после присоединения Крыма

к России дороги между Севастополем и Южным берегом

Крыма не существовало. Путешествовали верхом, держа на

поводу вьючных лошадей. Яйлу - вершину Главной гряды

Крымских гор преодолевали по древнейшему перевалу -

Чертовой лестнице, где приходилось даже идти пешком;

в Байдарскую долину спускались по Календской тропе в ны-

нешнее село Подгорное (бывшее Календа). В долине после

трудного перехода делали привал, который устраивался,

конечно же. в самом богатом селе - Байдарах (ныне Ор-

линое), у фонтана. Таким путем двигался в 1820 году

А. С. Пушкин, через пять лет здесь же проехал (только в

обратном направлении) А. Мицкевич.

Не потеряло своего значения село Байдары и после окон-

чания в конце 40-х годов прошлого века строительства

шоссе Севастополь - Ялта. Дорога (она называлась Ворон-

цовской в честь генерал-губернатора Новороссии и Бессара-

бии М.С. Воронцова) сооружена под руководством инжене-

ра-полковника Славича и проходила, да и сейчас проходит,

через Байдары, мимо нашего фонтана. Здесь устроили поч-

товую станцию и постоялый двор, где ночевали проезжаю-

щие. Теперь этой дорогой пользуются редко - новая ши-

ре, короче и удобнее, но по-прежнему в каменную чашу фон-

тана падает водяная струя...

Возможно, именно ее вспомнил великий поэт, когда в

1836 году, за год до гибели, написал:

"Сей белокаменный фонтан,

Стихов узором испещренный,

Сооружен и изваян

Железный ковшик

Цепью прицепленный

Кто б ни был ты: пастух,

Рыбак иль странник

утомленный,

Приди и пей" (64).

- 142 -

6. Сюмболон - Чембало - Балаклава

Скалы слева, скалы справа,

Запах моря, тишина

Воды древней Балаклавы

Не тревожила волна.

В. Диваков

Балаклава, как уже упоминалось, до 1957 года была само-

стоятельным городом и даже районным центром, ныне это

часть Балаклавского района Севастополя. Она значительно

древнее не только самого города-героя, но и его предшествен-

ника Херсонеса. Действительно, греки, поселившиеся здесь

в 422-421 годах до н. э., уже застали в нынешней Балакла-

ве опасных для себя обитателей - тавров, для которых

морское и прибрежное пиратство было издавна привычным

занятием. Древнегреческое название Балаклавской бухты -

Сюмболон-лимне (бухта знаков, символов, предзнаменова-

ний), возможно, и возникло из обыкновения тавров зажигать

ночью костры на берегу с целью привлечь проплывающее

мимо судно, чтобы затем напасть на него и ограбить. При

этом захваченных в плен мореходов приносили в жертву

главной богине тавров - Деве.

Как долго до прихода в Херсонес греков обитали в Ба-

лаклаве тавры - неизвестно, но археологически доказано,

что жили они на Южном берегу Крыма с начала первого

тысячелетия до н. э. Следовательно, можно предположить,

что Балаклаве около трех тысяч лет. Получается, что этот

маленький городок - один из древнейших в нашей стра-

не.

Поселение сохраняло независимость до I века н. э., когда

его, вероятно, заняли римляне с целью прекращения пи-

ратских набегов тавров. Дальнейший ход истории пока неиз-

вестен, не совсем ясна даже дата появления здесь генуэз-

цев. Предполагают, что татарский хан Джанибек в 1343 или

1345 году предпринял осаду столицы генуэзских ко-

- 143 -

лоний в Крыму - Кафы. Однако, убедившись, что он

не сможет взять сильно укрепленный город, напал на Чем-

бало (так генуэзцы произносили слово Сюмболон). Жители

бежали из укрепления. Джанибек сжег его. Сохранился

текст латинской надписи, повествующей о сооружении в

Чембало в 1357 году церкви, следовательно, город в это

время принадлежал генуэзцам. Впрочем, положение их там

было юридически не оформлено до 1383 года, когда татары

специальным мирным договором признали за генуэзцами

право владения Чембало и рядом других пунктов на берегу

Крыма. Предполагают, что после взятия города Джани-

беком началось строительство крепости, хотя опубликован-

ные генуэзские надписи, повествующие о сооружении укреп-

лений, относятся главным образом к XV веку. Впрочем,

скорее всего, эти тексты свидетельствуют об окончании

строительства, начатого еще в прошлом веке, после нападе-

ния Джанибека.

Балаклава, как крайний западный форпост генуэзской

колонизации, была технически вооружена даже лучше, чем

столица колонии - Кафа. В колониальном уставе 1449 го-

да только для Чембало установлена должность пушкаря,

значит, только здесь имелось тяжелое оружие. Зато по

числу полицейских - аргузиев Чембало явно уступало

Кафе. В соответствии с тем же уставом в Кафе полагалось

по штату 20 аргузиев, а в Чембало - всего четыре.

Оборонительные сооружения занимают большую часть

Крепостной горы, возвышающейся на левом берегу Бала-

клавской бухты. Стены окружают ее с трех сторон, упираясь

в отвесный обрыв, о подножие которого разбиваются волны

открытого моря.

Самая нижняя башня стоит в начале горного склона, не-

подалеку от городского пляжа. Со стороны, обращенной к

современному городу, в ее стене видна выемка для доски

с надписью, увезенной в 1855 году итальянцами, над ней

высечен латинский крест. Эта башня - угловая, от нее

расходятся стены: одна, сравнительно хорошо сохранивша-

яся, поднимается вверх к башне-донжону на вершине Кре-

постной горы; другая, прослеживаемая с трудом, шла вдоль

берега бухты в сторону открытого моря, где упиралась в бе-

реговой обрыв.

Если подниматься вдоль первой стены, то вскоре встре-

тится следующая башня. Первоначально она была полубаш-

ней (то есть трехстенной, открытой в сторону крепости),

такая конструкция дешевле и позволяла командованию

наблюдать за поведением наемного гарнизона (на верность

которого, очевидно, не очень полагались), но впоследствии

- 144 -

ее превратили в полную башню, пристроив сзади стену.

Четвертая стена сооружена позднее остальных. Это видно

из того, что ее кладка не перевязана с соседними стенами.

Эта башня, как и предыдущая, снаружи полукруглая,

внутри - прямоугольная. Выше по стене просматриваются

следы еще двух полубашен, но они сильно разрушены.

На вершине горы возвышается самая большая и наиболее

сохранившаяся башня-донжон - последнее убежище осаж-

денных после падения наружных стен. Она "с юбкой" -

стены цокольного этажа сделаны наклонными в виде усе-

ченного конуса, чтобы ликвидировать опасность таранного

удара. Цокольный этаж занят цистерной, служившей глав-

ным накопителем и распределительным резервуаром в сис-

теме водоснабжения крепости. Вода поступала в него по ке-

рамическим трубам из источника, находившегося выше кре-

пости на склоне соседней горы Спилия (это место до сих

пор носит имя Кефало-Вриси, по-гречески "голова источ-

ника"), а из резервуара уже начиналась городская сеть

водоснабжения.

Башня-донжон - трехъярусная, с плоской кровлей, со-

хранились деревянные балки межъярусных перекрытий.

От башни одна стена тянется поперек горы, упираясь в об-

рыв, другая направлена вперед, поворачивая под прямым уг-

лом к приморскому обрыву. У поворота - следы ворот

(к ним вела очень крутая и хорошо простреливаемая доро-

га), слева у ворот находилась фланкировавшая их полубаш-

ня. Ворота, как известно, самое уязвимое место крепости.

В данном случае осаждавшие, если бы им удалось разбить

ворота, попадали в каменный мешок, окруженный стенами,

на высоком уступе скалы, отвесно спускающейся к морю.

Возможно также, что эта площадка внутри внешних стен

служила местом торговли, куда допускались только туземцы

из соседних селений.

В куртине между донжоном и воротами есть две узкие

вертикальные амбразуры явно для стрельбы из ружей, ус-

троенные уже в турецкий период.

У подножия донжона мемориальная доска, показываю-

щая, что эти старые стены использовались для обороны

не только в XIV-XV веках. На ней высечено: "Здесь на-

смерть героически сражался пограничный полк войск НКВД

против фашистских захватчиков в Великую Отечествен-

ную войну".

Несколько ниже донжона на выступе Крепостной горы,

спускающейся к морю, на самом краю обрыва видны разва-

лины обширного сооружения. Исследователи считают, что

эта часть Чембало называлась крепостью св. Николая

- 145 -

 

Фотография: Чембало. Башня донжон. XIV-XV вв.

 

и состояла из цитадели и консульского замка, а остальную

территорию, в пределах описанных стен, занимал город

св. Георгия, от которого сохранились следы застройки.

К сожалению, Чембало археологически пока не изучалось,

раскопки здесь не велись, и поэтому такой интерес пред-

ставляют описания очевидцев, видевших крепость в луч-

шем состоянии.

При чтении мемуаров, описывающих Балаклаву, прежде

всего останавливает внимание "Хождение за три моря"

Афанасия Никитина. Он первый упоминает ее тюркское

название, но не в форме "Балаклавы", от "Балык-юве",

т. е. "рыбье гнездо", а в виде "Балыкая" - "рыбья скала".

Очевидно, именно таков был топоним, породивший совре-

менное "Балаклава" (новое имя дано турками после завое-

вания города в 1475 году, хотя, вероятно, оно существовало

раньше среди местного татарского населения). Греки, жив-

шие здесь, продолжали называть город Ямбольд, Ямболь или

Ямболи, явно от итальянского Чембало.

- 146 -

Первое описание крепости оставил нам поляк М. Бронев-

ский, посетивший ее в XVI веке. Он застал Чембало уже в

развалинах, но видел, что они были "богато украшены раз-

ными генуэзскими гербами и надписями" (65).

Балаклава, бывшая одно время, при турках, крупным

центром кораблестроения и местом заключения крымских

ханов, во второй половине XVIII века пришла в полное за-

пустение. Барон де Тотт, посетивший ее в то время, отме-

чает, что порт совершенно заброшен и сохраняет только

следы прежнего значения (66).

Английская путешественница М. Гутри, побывавшая в

Балаклаве в 1796 году, насчитала 12 или 13 сохранившихся

башен (67); на гравюре, приложенной к книге П. Сумароко-

ва "Досуги Крымского судьи" (Спб., 1803), очень ясно вид-

ны 9 башен по стене от бухты к вершине Крепостной горы,

2 башни вдоль бухты, на горе стояла 1 большая башня

(возможно, это был маяк), кроме того, внутри крепости

виднеются 2 крупных здания.

Анонимный автор, посетивший Балаклаву в 1836 году,

насчитал в ней 12 башен (68).

Первое подробное описание памятника предпринял 3. Ар-

кас в 1845 году, при нем сохранилось только 8 башен,

стены были уже в развалинах, но он видел трубы вдоль

стен, диаметром в один фут (около 0,3 м), которые считал

водоотводными. Высота некоторых сооружений, ныне пол-

ностью утраченных, достигала в то время 16 м, сущест-

вовали развалины церкви (в плане 10 м х 10 м), причем

ее стены поднимались до четырех метров. 3. Аркас застал

еще несколько изображений и латинских надписей на сте-

нах, которые, к сожалению, не смог прочесть (69).

Наиболее основательное, с современной точки зрения,

описание-исследование Чембало выполнил в 1929 году

Е. В. Веймарн, тогда еще совсем молодой человек, ныне

известный археолог. Он первый определил назначение круг-

лой башни на вершине Крепостной горы с прилегающим

плацдармом как главного опорного пункта крепости, разга-

дал систему водоснабжения укрепления. Судя по его опи-

санию, крепостные сооружения в то время находились в та-

ком же состоянии (в период Великой Отечественной войны

снарядами фашистов повреждена была лишь башня-донжон,

как самая заметная цель). Описывая цитадель, Е. В. Веймарн

утверждает, что она наполовину рухнула в море, но следов

падения на скалах незаметно, да это и невозможно, так как

гора сложена из весьма прочных мраморовидных извест-

няков. Наряду с этим он отмечает большую емкость под-

валов цитадели, которые "могли вмещать в себя большие

- 147 -

На стр. 148 - 149 фотография: Церковь Двенадцати

апостолов. 1357 г.

запасы продуктов и служить в то же время и главным

хранилищем дорогих товаров всей торговой фактории" (70).

Сооружена крепость в соответствии со строительной прак-

тикой, характерной для средневекового Крыма. Ее стены

сложены из хорошего, крепкого бута местного мраморовид-

ного известняка на известковом растворе. Высокое каче-

ство кладки подтвердило крымское землетрясение 1927 года.

В то время, когда многие дома в Балаклаве серьезно постра-

дали, в крепости, по словам очевидца, "не упал ни один

камень и даже неустойчивые по виду руины прекрасно

выдержали испытание"(71).

Сама Балаклава еще тридцать лет тому назад была ма-

леньким рыбацким городом, занимавшим обе стороны узкой

бухты. Когда здесь во время Крымской войны базировались

английская армия и флот, то англичане построили набереж-

ную (ныне носит имя Назукина), в предместье (деревня Ка-

дыковка) соорудили магазины, увеселительные заведения

и гостиницы, провели шоссейные дороги к французской

квартире на пятом километре Балаклавского шоссе и первую

в Крыму железную дорогу. Построили ее в феврале 1855 го-

да невероятно быстро - за семь недель (длина 12,8 км).

Она позволила переправлять грузы прямо с кораблей в воен-

ное депо англичан, бывшее у современной Максимовой дачи.

Впоследствии построили еще одну ветку - к подножию горы

Гасфорта, где находилась главная база союзников англи-

чан - итальянцев. Подъем на Сапун-гору, к Максимовой

даче, тогдашние паровозы преодолеть не могли. На вершине

подъема установили два локомотива, их двигатели нама-

тывали на специальный барабан металлический трос, дру-

гой конец которого вытягивал наверх грузовые платформы.

После войны железную дорогу разобрали и продали туркам.

Несмотря на тяжелые бои, которые шли в окрестностях

Балаклавы в 1941-1942 и 1944 годах, город пострадал срав-

нительно мало. В нем почти полностью сохранилась за-

стройка конца прошлого - начала XX века, когда Балакла-

ва стала популярным курортом. Однако многие дома, к со-

- 150 -

На стр. 151 фотография: Церковь Двенадцати апостолов.

Портик 1793 года.

жалению, обветшали и нуждаются в капитальном ремонте

Хотелось бы пожелать реставраторам бережнее отно-

ситься к восстановлению особенностей декоративного

убранства зданий - лепных украшений фасада, фасонных

решеток балконов и других элементов убранства, составляю-

щих непередаваемую прелесть этих построек.

Опасность грозит самому старому зданию Балаклавы -

церкви в конце улицы Рубцова. Это тот самый храм, который

был построен в 1357 году генуэзцем Симоном дель Орто и

превращен в XVIII веке в христианскую церковь во имя

двенадцати апостолов (72). Автор популярных до револю-

ции путеводителей по Крыму Г. Москвич пишет о каких-то

сохранившихся еще в 1899 году латинских надписях в хра-

ме, на основании чего датирует его даже временем римского

владычества" ( 73 ).

Внешне здание не выдает своего почтенного возраста -

строгий, классический портик скорее заставляет отнести его

к концу XVIII - началу XIX века, но это результат позд-

нейшей перестройки. Портик из тесаного инкерманского

известняка пристроен к западному фасаду древнего кресто-

во-купольного храма, сложенного из бута на известковом

растворе. Памятник этот требует бережного отношения и до-

стоин быть взят на учет как памятник архитектуры респуб-

ликанского значения.

Больше повезло старой церкви в селе Флотское (бывшее

Карань), неподалеку от Балаклавы. Это базиликальная по-

стройка (по стилю сооружение можно датировать концом

XVIII - началом XIX века). Теперь служит сельским клу-

бом, имеет некоторые позднейшие пристройки, ей не гро-

зит уничтожение, хотя она также до сих пор не удостои-

лась возведения в ранг памятника архитектуры.

В послевоенный период Балаклава увеличилась по пло-

щади занимаемой территории раза в два, если не больше.

Город разрастается вдоль дорог на Ялту и Севастополь,

сохраняя тем самым исторически сложившуюся трехлу-

чевую систему планировки. Уже давно слилась с Балаклавой

Кадыковка, бывшая более полутора века ее пригородом. В

советский период и, в частности, в последние годы в Бала-

клаве появилось много интересных в архитектурном отноше-

нии зданий.

В самом центре, на площади Первого мая, возвышается

Дом офицеров, построенный в 1932 году как клуб ЭПРОН'а

(экспедиции подводных работ особого назначения). Зда-

ние - хороший пример использования элементов классики.

По улице Новикова находится здание Балаклавского рай-

кома КПУ. Оно отодвинуто от линии застройки, образуя

- 152 -

Фотография: Здание Лесхоззага

1971 г.

небольшую площадь, на которой установлен памятник

В. И. Ленину (1983 г., скульптор С.А. Чиж) Здание двух-

этажное с пилястрами по главному фасаду, решено в виде

изящного особняка. Построено оно в конце 50-х годов нашего

века (главный инженер проекта Голованов, автор проекта

площади архитектор Балишев)

Из последних по времени построек Балаклавы следует

упомянуть здание Лесхоззага по улице Новикова (на въезде

со стороны Севастополя) и кафе- столовую на пересечении

улиц Новикова и Крестовского.

Первое очень своеобразно (1971 г., архитектор Г. Г. Кузь-

минский, инженер В. А. Семенова). Внешний облик этой

небольшой двухэтажной постройки с закругленными углами

и наружными лестницами на торцевых фасадах весьма жи-

вописен. Тональность стен здания гармонирует с цветом

скал - впервые в Севастополе при наружной отделке при-

менена каменная штукатурка из мраморовидного известня-

ка. На конкурсе достижений архитектуры Советской Укра-

- 153 -

ины 1973 года это здание удостоено диплома третьей степе-

ни.

Здание кафе-столовой (1978 г., архитекторы Г. Г. Кузьмин-

ский и А. С. Гладков) тоже привлекательно. Оно сооружено

на очень стесненном участке, ограниченном с двух сторон

магистралью и существующей застройкой, а с третьей -

отвесными скалами. Трехэтажное здание с большой площа-

дью остекления удачно контрастирует с серой поверх-

ностью скалы, на которую как бы опирается. Клинообразный

участок определил сложную в плане форму кафе. Ориги-

нальная находка - консольно выступающий второй этаж -

позволила сохранить тротуар вдоль улицы и даже создать

над ним навес, предохраняющий от осадков.

Кратко описанные здесь современные здания имеют еще

одну, объединяющую их положительную особенность - при

строительстве не был снесен ни один из старых домов Бала-

клавы, древнего города, которым так восхищался А. Куприн.

- 154 -

7. Каламита - Инкерман - Белокаменск

 

И коран и крест забыты

Но среди руин и ран

Живы старый Инкерман

И пещеры Каламиты

В. Диваков

 

Город Белокаменск - часть Севастополя, администра-

тивно подчиненная Балаклавскому районному совету. Стал

городом он сравнительно недавно - в 1976 году. Прежде

именовался поселком Инкерман. Это название сохранилось

в наименованиях Инкерманской долины, Инкерманских вы-

сот и расположенных здесь железнодорожных станций

Инкерман-I и Инкерман-II.

Город расположен в верховьях Севастопольской бухты,

у подножия окружающих ее возвышенностей. Здесь же в

бухту впадает река Черная, образуя обширную низменную

равнину.

Поселок (ныне город) возник, в основном, в послевоенные

годы для работников расположенных здесь промышленных

предприятий. Но на его территории находится много памят-

ников археологии и архитектуры, самый заметный из них -

руины крепости Каламита на вершине Монастырской скалы.

В 1948 и 1950 годах в крепости производились раскопки

под руководством Е. В. Веймарна, обнаружившие остатки

оборонительных сооружений, относящихся к VI веку н. э.,

но большая часть территории памятника (площадь внутри

стен - 7500 кв. м) археологически не исследовалась, а со-

хранившиеся стены и башни возведены в начале XV века

владетелями княжества Феодоро и впоследствии перестрое-

ны турками.

Крепость феодоритов называлась Каламита. Топоним этот

переводят по-разному, то с новогреческого, как "хороший

мыс" (А. Л. Бертье-Делагард), то с древнегреческого, как

"камышовая" (О. Я. Савеля), есть и другие толкования.

- 155 -

Приведенные здесь названия не противоречат природным

особенностям местности: скала, на которой стоит крепость,

действительно выдается в виде мыса, а камыш до недавне-

го времени обильно рос у ее подножия, да и сейчас еще кое-

где встречается.

Так как бухта под крепостью в устье реки Черной была

в прошлом очень мелка, то морские корабли разгружались

в порту Авлита, откуда товары доставлялись в Каламиту

на лодках или по суше вдоль берега. Крепость и поселение

у ее стен служили крупным перевалочным пунктом в тор-

говле юга с севером. Отсюда враждебные отношения ге-

нуэзцев, смотревших на Каламиту как на опасного конку-

рента их собственной фактории в Чембало. В 1433 году

им даже удалось неожиданным нападением захватить и

сжечь крепость, но вскоре она была восстановлена

Известный в XIX веке писатель Евгений Марков, посе-

тивший Инкерман в 60-х годах, заметил: "Местополо-

жение Инкермана природою назначено для фактории

воинственных торговцев, тут ключ разом и к морю и к

земле" (74).

Крепостная ограда с башнями ограничивает крайнюю

часть Монастырской скалы с той стороны, где она доступна

для пешехода. Ограда упирается в отвесные обрывы, по их

склонам подняться невозможно, поэтому здесь укреплений

нет. Каламита, как и Чембало, воплощенное подтверждение

мысли о "безграничном многообразии" замковых сооруже-

ний, высказанной известными специалистами по истории

градостроительства А. В. Буниным и Т. Ф. Саварской:

"План замка получал неправильные округлые или углова-

тые очертания, повторяющие собой все изгибы и изломы

естественной скалы, вершину которой увенчивал замок. Та-

кие живописные очертания плана придавали замку худо-

жественную естественность. Видимые извне замковые башни

и стены казались продолжением скалы, как будто бы по-

родившей архитектурные формы замка. Поскольку природа

не любит повторений, постольку и архитектура замков, так

тесно связанная с природой, становилась индивидуаль-

ной" ( 75 ).

Дорога в крепость проходит через тоннель под железной

дорогой и подводит к старому фонтану св. Климента (папы

римского, который по религиозному преданию, впрочем до-

вольно сомнительному, был сослан в I веке н. э. в местные

каменоломни). Фонтан полуразрушен, но видно, что он был

оформлен, как большинство старых источников в Крыму,

в виде стелы с нишей, завершенной треугольным фронто-

ном. Рядом кладбище (XIX-XX вв.), заросшее большими

- 156 -

деревьями; мощенная крупным, грубым булыжником дорога

поворачивает вправо, к монастырю (о нем позже), но перед

его постройками влево отходит древний путь вверх, в кре-

пость. Он крут, извилист, местами сужается в тропу. Подъем

идет вдоль старого, заброшенного виноградника, иногда

это неширокий пандус, вырубленный в скале, в котором

колеса экипажей выбили заметные колеи. Подъем приводит

к массивной, трехъярусной, полукруглой надвратной баш-

не, перерезанной глубоким въездным тоннелем (здесь были

ворота) с арочным сводом. На замковом камне свода виден

крест и следы греческой надписи.

Надвратная башня стоит на самом краю многометрового

отвесного обрыва над Инкерманской долиной, по которой

протекает река Черная (ее путь отмечен купами деревьев).

На противоположной стороне долины - каменный хаос из

огромных глыб: следы чудовищного взрыва. Летом

1942 года, в последние дни обороны, защитники взорвали

склады боеприпасов, находившиеся в подземных выработ-

ках. Справа - широкой рекой уходит к морю Севастополь-

ская бухта.

Следующая башня стоит очень близко к надвратной, длина

куртины здесь всего 12 м. Вероятно, это сделано для флан-

кирования ворот.

Башня ╪ 2 такого же типа, что и трехстенные башни

(полубашни) Чембало, - полукруглая снаружи, квадратная

изнутри, она сохранилась до высоты более 12 м. От нее на-

чинается высеченный в скале глубокий ров. В отвесном

эскарпе (внешняя сторона рва) вырублены пещеры. Назна-

чение их не совсем ясно, быть может, они служили казема-

тами, где скрывались защитники крепости, чтобы атаковать

врага, проникшего в ров.

Башня ╪ 3 угловая и поэтому была особенно укрепле-

на. Это видно по ее размерам (в плане 12 м х13 м), но она

так сильно разрушена, что невозможно судить о деталях

конструкции. Башня выступала вперед за линию стен,

чтобы обеспечить фланкирование рва.

Лучше других сохранилась башня ╪ 4 (барбакан), самая

интересная из всех. Она вынесена вперед, за ров, и играла

роль почти самостоятельного крепостного сооружения.

С основной оградой ее соединяла стена, проложенная попе-

рек рва, по верху которой под прикрытием зубцов воины мо-

гли переходить из башни в крепость и обратно. Башня

построена в форме неправильного овала (наибольшие

размеры 11 м х 13 м), сторона ее, обращенная к крепо-

сти, плоская. Внутри древние камни обильно увиты плю-

щом.

- 157 -

Фотография: Каламита

Надвраnная башня.

XV - начало XVIII в.

Дальше к обрыву стена имела еще две куртины с таким же

числом башен (последняя стояла почти на краю обрыва),

но от них почти ничего не осталось. У башни ╪ 5 в стене -

боевая калитка для вылазок гарнизона, первоначально имен-

но здесь были ворота, перенесенные на нынешнее место

после устройства рва.

От ворот через крепость проходила улица, по сторонам

ее угадываются следы построек.

Каламита была достаточно известна и до турецкого завое-

вания и после этого, отмечена на картах начиная с XV века.

Ее посещали путешественники, оставившие описание крепос-

ти и поселения. М. Броневский упомянул Инкерман

("пещерная крепость", так турки переименовали Каламиту

после ее захвата в 1475 г.) в своем "Описании Крыма".

Уже в его время поселение находилось в упадке. М. Бро-

невский отмечает здесь большую каменную крепость, ме-

четь и три пристани, название одной из которых он даже

приводит. Она называлась Portus Pactorum (порт Договоров).

- 158 -

На стр. 159 фотография: Каламита. Башня - барбакан.

XV - начало XVIII в.

Э. Д. д Асколи, бывший в Крыму в XVII веке, пишет,

что Инкерман уже при турках превратился в довольно

большой город. Через него проходила торговля с южным бе-

регом Черного моря. Но в первой половине XVII века Ин-

керман разрушили казаки (автор не пишет, были это запо-

рожцы или донские казаки) - факт чрезвычайно интерес-

ный и малоизвестный. Оказывается, отважные казаки напа-

дали не только на прибрежные города типа Евпатории,

Феодосии или находящиеся на южном берегу Черного моря,

но добирались и до крепости, лежащей в самом конце Се-

вастопольской бухты.

Чрезвычайно любопытные сведения об Инкермане содер-

жит памятник древнерусской письменности - "Повесть из-

вестна и удивлению достойна о мощах неведомого святого,

како обртошася и в коих странах и в коем граде и в которое

время, списано многогрешным попом Иаковым в лето

7431 года". "Многогрешный поп Иаков" был в Крыму в сос-

таве русского посольства в 1633-1634 годах и хорошо

обследовал Инкерман, привлеченный сюда пещерами, где

сохранялись следы христианских церквей. Он пишет: "Вер-

хоруж той горы городок каменный не велик и немноголю-

ден... и живут в нем татарове и греки и армяни, к тому же

городку из моря пролива, и тою проливою с моря

приходят корабли от многих стран". Далее автор подробно

описывает христианские святыни (мы еще вернемся к ним,

когда будем говорить о монастыре) и сообщает о находке мо-

щей неизвестного святого, творящих всевозможные чудеса.

Иаков собирался перевезти мощи в Россию, но святой явился

ему во сне и запретил это делать, заявив: "а яз убо хошу по

прежнему зде учините Русь" (76). В последних словах раскры-

вается смысл легенды - автор мечтает о присоединении

Крыма к России и готовит для этого идеологическую базу.

В 1773 году посланная с зимовавших в Балаклавской

бухте русских кораблей съемочная партия под руководством

штурмана И. Батурина составила первый подробный план

Ахтиарской (ныне Севастопольской) бухты и "города Инкер-

мана" (77). На плане внутри крепостных стен показано семь

зданий и в слободе перед крепостью - около 50 домов.

Перед воротами, метрах в 140 от них в сторону "поля",

указана еще одна башня, не связанная с крепостью. Дорога

проходила сквозь нее. Дома слободы объединялись в восемь

небольших кварталов. Судя по плану, деревня Инкерман

помещалась под крепостью, в ней показано 30 домов.

(Кстати сказать, деревня Ак-Яр в Сухарной балке, именем

которой много лет называли Севастополь, была намного

меньше - всего восемь домов.)

- 160 -

На плане И. Батурина ясно нанесена дорога из Килен-бух-

ты в Инкерман, обозначено также место, где находилась

Авлита - порт Каламиты.

В апреле 1777 года в Инкермане впервые появились рус-

ские войска, в крепости установили конный пикет, в задачу

которого входило предупреждать командование в случае по-

явления в бухте турецкого флота. Видимо, турки не остав-

ляли мысли об оккупации полуострова, опираясь на под-

держку той части населения независимого Крымского хан-

ства, которая мечтала свергнуть тяготевшего к России хана

Шагин-гирея, чтобы подчиниться власти Турции. Но ко-

мандовавший войсками в Крыму генерал-поручик А. В. Су-

воров распорядился разместить по берегам бухты по три

пехотных батальона с артиллерией и резервами и начать

строить батареи как по берегам, так и в Инкермане. Опасаясь

оказаться запертым в бухте, турецкий флот ушел в море.

Пехотный полк провел во вновь созданных укреплениях

и в деревне Инкерман зиму 1778/79 года. В мае 1779 года

русские войска были выведены из Крыма, а укрепления

уничтожены, чтобы ими не смогли воспользоваться

турки.

После присоединения Крыма к России памятники полу-

острова стали доступны не только русским, но и иностран-

цам. Одной из первых посетила Инкерман (в 1786 г.) знат-

ная английская путешественница леди Кравен, оставившая

краткое описание монастыря. Потом Инкерман посетили

и описывали: П. С. Паллас, писатель П. Сумароков, фран-

цуз Дюбуа де-Монпере, англичанин Кларк. Первое подроб-

ное обследование памятника выполнил в 1845 году мор-

ской офицер 3. Аркас. Он впервые высказал мысль, что

пещеры во рву - возможно, казематы. При нем еще кре-

постные стены от надвратной башни до барбакана сохрани-

лись почти во всю высоту (около 6 м) и были снабжены де-

вятью амбразурами. В крепости кроме главной улицы про-

слеживались еще два поперечных переулка, полуподзем-

ная церковь, фундаменты домов, бассейн, цистерна для сбо-

ра дождевой воды и засыпанный колодец.

Во время Крымской войны Каламите снова пришлось

вспомнить свое боевое назначение. Вплоть до заключения

перемирия она служила опорным пунктом инкерманской

позиции русских войск. В крепость попадали ядра и штуцер-

ные пули. В самый день заключения перемирия, в феврале

1856 года, французские стрелки, скрывавшиеся на левом бе-

регу реки Черной, открыли огонь по находившемуся в кре-

пости известному герою первой обороны генералу А. П. Хру-

щеву со свитой. К счастью, никто не пострадал.

- 161 -

Во второй половине XIX века крепость обследовал из-

вестный ученый, археолог и инженер А.Л. Бертье-Дела-

гард. Результаты, опубликованные им в 1886 году, пролили

свет на конструктивные особенности, время сооружения па-

мятника. Прежде всего он сразу выявил два строительных

периода, крепость Каламита и турецкий Инкерман. Пер-

воначально укрепление имело довольно тонкие стены (тол-

щиной около 1 м), увенчанные зубчатым парапетом. Воины

ходили вдоль стен по специальным деревянным помостам.

В крепости было только пять прямоугольных полубашен,

ров отсутствовал. Кладка бутовая - на известковом раст-

воре.

Турки значительно перестроили укрепление - стены

утолщены вдвое (в наружную сторону), полубашни закрыты

с тыльной части, высечен ров, сооружен барбакан, над-

вратная башня утолщена в сторону поля, над тоннелем

ворот сооружен каземат для орудия (его калибр, судя по

найденным ядрам, был 4-5 дюймов) Все остальные башни

также усилены, кроме последней над обрывом.

По особенностям фортификации крепости А.Л. Бертье

Делагард считает самой ранней датой ее перестройки " после

конца XVI века" ( 78 ).

Между барбаканом и следующей башней, перед рвом,

находится небольшое кладбище XIX-XX веков. Два памят-

ника обращают особое внимание. Один - гранитный обе-

лиск, иссеченный пулями, на нем надпись: "Медведев

М. Т., борт-механик, погиб на славном посту 14 июля

1938 года" - и изображение пропеллера. Рядом скромное

бетонное надгробие со всегда свежими цветами. Под ним по-

гребен человек, совершивший подвиг самопожертвования.

Об этом рассказывает простая и трогательная эпитафия

"Пулеметчику Дмитриченко, геройски погибшему 2 мая

1942 года, прикрывая отход раненых, женщин и де-

тей".

Эта могила свидетельствует об участии крепости и в Ве-

ликой Отечественной войне. Здесь в 1942 году держали

оборону бойцы 25-й Чапаевской стрелковой дивизии, в ночь

на 28 июня они закрепились на рубеже между крепостью

и горой Сахарная головка. Бывший командир дивизии

Т. К. Коломиец рассказывает в своих мемуарах, что где-то

неподалеку от крепости успешно действовала сводная бата-

рея первой дивизии из трех орудий под командованием

лейтенанта Перепелицы. Генерал пишет: "Как только нем-

цы поднимались в атаку, расчеты... открывали по ним огонь

прямой наводкой, и атака тут же захлебывалась. Когда же

гитлеровцы начинали вести огонь по нашим артиллеристам,

- 162 -

 

Фотография: Каламита. Церковь cв. Троицы

Вторая половина XIX в

они укрывали орудия в пещере и оставались невредимы-

ми" ( 79 ) .

Братская могила воинов 25-й стрелковой дивизии на-

ходится у подножия Монастырской скалы, при входе в мо-

настырь висит мемориальная доска - здесь помещался ко-

мандный пункт дивизии.

Такова история крепости и событий с ней связанных.

Обратимся теперь к монастырскому комплексу. Монас-

тырь располагался в пещерах, высеченных под крепостью,

возник он в VII-IX веках, существовал примерно до

1485 года. Около десяти лет после турецкого завоевания

монахи еще держались, но, наконец, покинули монастырь,

не выдержав соседства турецкого гарнизона, тем более что

высеченная в скале лестница из крепости к подножию скалы

проходила прямо через монастырь.

Первое подробное описание монастыря оставил уже цити-

ровавшийся выше "поп Иаков", бывший здесь в 1633-1634

годах. Довольно детально описана живопись в пещерной

- 163 -

Фотография: Пещерный монастырь

св. Климента. Интерьер

церкви, ныне совершенно утраченная. Автор пишет, что

пещеры были обитаемы, "в них живут гречане", а среди них

уже 32 года обитал русский пленный "Максимка Иванов

Новосилец".

П. Сумароков, посетивший Инкерман на рубеже XVIII и

XIX столетий, сообщает, что пещер было более трехсот,

почти через полвека 3. Аркас насчитал их всего сто пятьде-

сят.

В 1852 году по инициативе архиепископа Иннокентия

в пещерах был снова открыт небольшой монастырь, именуе-

мый Инкерманской киновией во имя св. Климента. Во время

Крымской войны она прекратила свое существование, но

вновь создана в 1867 году.

Детальной оценкой исторических и архитектурных осо-

бенностей монастыря мы также обязаны А. Л. Бертье-Дела-

гарду. Он тщательно пересчитал пещеры (их оказалось

210), высказал предположение, что в монастырь вели три

лестницы (в его время, как и сейчас, осталась только одна).

- 164 -

По сохранившейся лестнице, начинающейся у подножия

скалы и поднимающейся к основанию надвратной башни,

попадаем в первую пещерную церковь (св. Мартина), имею-

щую форму прямоугольника, перекрытого полукруглым

сводом, далее следует небольшая часовня и, наконец, пе-

щерный храм св. Климента. А. Л. Бертье-Делагард отме-

чает, что он выделяется своими размерами среди пещерных

церквей Крыма - это трехнефная базилика со сводчатым

перекрытием. Он относит ее сооружение к XIV веку*. В

1867 году все три церкви реставрированы художником

Д. М. Струковым, но о результатах его деятельности

А. Л. Бертье-Делагард отозвался крайне неодобрительно.

В том же году у подножия скалы построен дом настояте-

ля, совмещенный с церковью св. Троицы, сильно постра-

давший во время Великой Отечественной войны.

В 1907 году на вершине Монастырской скалы, в крепости,

был сооружен монументальный храм св. Николая в память

Крымской войны, к сожалению, не сохранившийся.

Если смотреть на обрыв, на котором находится монастырь,

с полотна железной дороги, то на уровне земли видна вы-

сеченная в скале апсида. Судя по старым фотографиям,

здесь была пристроена еще одна небольшая наземная цер-

ковь, ее фасад украшал портик с колоннами ионического

ордера, поддерживающими фронтон. Точная дата ее соору-

жения не установлена, но в год повторного открытия мо-

настыря (1867) ее еще не существовало.

Над сохранившейся апсидой, несколько правее, видна

каменная кладка, в ней три узких оконных проема, пере-

крытых арками под общим треугольным фронтоном. Цент-

тральный проем обрамлен двумя колоннами с капителями

из листьев лотоса. Эти окна освещают храм св. Климента,

центральный неф которого отделяется от боковых двумя

рядами каменных столбов (по два столба с каждой стороны

разрушены). По стенам и на потолке видны следы фре-

сок, реставрированных в прошлом веке Д. М. Струковым.

Рядом - квадратное низкое помещение с высеченными по

трем его сторонам каменными скамьями. Именно сюда и при-

водила главная лестница, по которой поднимались в мо-

настырь П. С. Паллас и П. Сумароков. В 1845 году 3. Аркас

видел ее уже разрушенной, сейчас от нее не осталось и сле-

да.

Примечание:* С его датировкой не согласны современные исследователи, относящие

храм к VIII-IX векам.

- 165 -

 

8. Чоргунь - Чернореченское

 

Я слушаю молчанье древних гор

В нем есть одно загадочное свойство:

Как будто бы внезапно прерван спор,

Но в тишине таится беспокойство...

В. Диваков

 

От Белокаменска Инкерманская долина тянется по те-

чению реки Черной, пока не замыкается близко стоящими

друг к другу горами Телеграфной и Гасфорта. Река про-

рывается между ними в узком ущелье. Кажется, что ровные

места кончились и начался знаменитый каньон Черной ре-

ки. Но нет, скоро горы снова раздвигаются и появляется

большая, плоская, окруженная со всех сторон горами кот-

ловина. Она издавна именуется Мокрой луговиной, река,

осененная купами деревьев, бежит по ней, придерживаясь

подножия горы Гасфорта.

В котловине расположены два небольших села - Верх-

нее и Нижнее Чернореченское (старые названия - Верх-

ний и Нижний Чоргунь). Оба населенных пункта лежат

практически на одном уровне, а по отношению к течению

реки Верхнее Чернореченское ниже Нижнего километ-

ра на два. Эта топонимическая несообразность до сих пор

не находит удовлетворительного объяснения.

Нижнее Чернореченское находится у входа в каньон Чер-

ной реки, где ее течение стиснуто горами внутренней гря-

ды Крымских гор. Само село живописно раскинулось у

подножия каменистых возвышенностей. Перед самым въез-

дом в него одиноко возвышается двенадцатигранная баш-

ня. Она называется Чоргуньской и объявлена памятником

архитектуры республиканского значения.

Памятник исследован слабо, до сих пор даже не выпол-

нены его обмерные чертежи, не производились раскопки

ни в башне, ни по соседству. Определенными сведениями

о ней мы обязаны все тому же А.Л. Бертье-Делагарду, ко-

- 166 -

торый опубликовал сведения о ней в уже цитировавшей-

ся работе "Остатки древних сооружений в окрестностях

Севастополя и пещерные города Крыма", напечатанной

в 1886 году.

Башня одиноко стоит на невысоком и ровном берегу ре-

ки. Неподалеку - брод и мостик, выводящий дорогу из

центрального Крыма через небольшой каньон Сухой реч-

ки, притока Черной, в направлении Байдарской долины и

Южного берега. Тем самым она занимает стратегически

важное положение, что заставило ее первого исследовате-

ля П. С. Палласа отнести памятник к XIV-XV векам,

времени феодальной раздробленности Крыма. Известный

ученый осматривал башню в 1793-1794 годах, когда по-

сещал своего друга К. И. Габлица (1752-1821), естество-

испытателя, географа, путешественника. К. И. Габлиц жил

в деревне Нижний Чоргунь (которая даже по его имени

называлась Карловкой) в большом, построенном в восточ-

ном стиле деревянном доме, обнесенном галереей. Прямо

к галерее и примыкала башня, не имевшая, судя по всему,

входа с уровня земли.

Дом, очевидно, был дворцом турецкого вельможи и, быть

может, принадлежал тому чоргуньскому кадию (судье),

имя которого - Кара-Ильяз (черный Илья) сохранилось

в названии Каралезского ущелья, а должность в других

топонимах: Кади-Кой (Кадыковка, деревня судьи); Кади-

лиман (судейская бухта, залив, ныне Артиллерийская

бухта в Севастополе).

Дом или дворец, хотя и сильно обветшавший, еще суще-

ствовал в 1854-1855 годах, когда он был разобран - точ-

но неизвестно. П. С. Паллас не обратил внимания на чер-

ты чисто восточной архитектуры Чоргуньской башни, ко-

торые не укрылись от внимания А. Л. Бертье-Делагарда.

Башня внутри круглая, снаружи - двенадцатигранная.

Ширина каждой грани - 3,7 м, высота сохранившейся

части (утрачен парапет) - около 12 м, толщина стен до-

стигает двух метров. Строительным материалом служил

бут на известковом растворе, углы перевязаны кладкой

из гладкотесаного штучного инкерманского камня - из-

вестняка, полу каждого яруса соответствует ряд кладки

из того же материала. Нижний этаж занимала цистерна,

остальные использовались для жилья, судя по тому, что

в них устроены камины и ниши, служившие шкафами.

Между ярусами сообщались по внутренним деревянным

лестницам, так же попадали и на плоскую кровлю, где

стояли небольшие орудия. Бойниц в полном смысле слова

в башне не было, но узкие окна со стрельчатыми сводами

- 167 -

можно было вполне использовать для ружейной стрель-

бы.

Подробно разобрав архитектурные и конструктивные

особенности башни, А. Л. Бертье-Делагард убедительно до-

казал, что она построена не раньше XVI и не позже XVIII ве-

ка, вероятно, одновременно с уже упоминавшимся дворцом,

частью которого она и была. Серьезного боевого значения

в качестве крепости башня не имела, хотя в случае напа-

дения чоргуньский кадий вполне мог укрыться за ее толстые

стены под защиту пушек на верхней площадке.

Неизвестно, приходилось ли прежнему хозяину исполь-

зовать башню по этому назначению, но в последующие

годы ей пришлось принимать серьезное участие в воен-

ных действиях.

В октябре 1854 года башню заняли русские стрелки,

обстреливавшие англичан, берущих воду из Черной реч-

ки и рубящих лес на ее левом берегу. Несколько позже

решили превратить башню в крепость. Для этого на кры-

шу подняли два орудия. Прочная кладка вполне выдержи-

вала сотрясение от их выстрелов. Батарея под командова-

нием поручика 16-й артиллерийской бригады Максимова

обстреливала лес на противоположном берегу реки и, ве-

роятно, гору Гасфорта, где стояли итальянские войска.

Не прошла война мимо башни и во вторую героическую

оборону Севастополя. Один из ее участников вспоминает

такой эпизод. Зимней ночью 1942 года взвод разведки

5-го батальона 7-й бригады морской пехоты, которым ко-

мандовал старшина 2-й статьи И. П. Дмитришин, отправил-

ся в тыл врага. Около башни разведчиков обнаружили гит-

леровцы, отстреливаясь, они скрылись в башне, где заня-

ли круговую оборону, открыв из окон автоматный огонь.

Героическая оборона Чоргуньской башни продолжалась до

рассвета, ее обстреливали из минометов и пулеметов, подо-

шел фашистский танк и открыл огонь из своего орудия.

Положение защитников становилось критическим, но на

рассвете с нашей стороны ударили тяжелые минометы. Под

- 168 -

На стр 169 фотография: Чоргуньская башня.

XVII - XVIII вв.

прикрытием огня разведчикам удалось благополучно пе-

рейти линию фронта (80). Чоргуньская башня - последний

по времени памятник архитектуры, построенный до при-

соединения Крыма к России.

Характерной чертой средневекового Крыма, до турецко-

го нашествия, были небольшие замки. До нас дошло их

позднейшее тюркское название - исары. Наиболее сохра-

нившийся в окрестностях Севастополя замок называется

Чоргуньским исаром и находится недалеко от одноимен-

ной башни на вершине одной из возвышенностей левого

берега каньона Черной реки.

Дорога к нему идет лесом. Слева начинает разворачи-

ваться панорама каньона и перспектива лесистых гор с

округлыми, пологими вершинами. Сам замок стоял на го-

ре (она так и называется - Исар), отвесно обрывающей-

ся в реку, с соседней вершиной она соединена узкой седло-

виной, по которой и идет средневековая дорога в замок.

Местами она прекрасно сохранилась, так как вырублена

в скале. Наверху перешеек перегорожен толстой стеной

из крупного бута на извести. Местами стена поднимается

метра на три. Из нее растут можжевельники, да и все про-

странство внутри стен густо заросло ими.

Видны ворота, рядом разрушенная, кажется, четырех-

угольная башня. Там, где вершина кончается узким мы-

сом над глухо шумящей далеко внизу рекой, поработали

в 1980-1981 годах археологи. Участок расчищен, но

культурный слой оказался очень тонок, он состоял в основ-

ном из обломков средневековой керамики, которой много

там и сейчас. Особенно выделяются фрагменты больших

пифосов - в них хранили зерно.

Был ли это замок феодала, владельца окрестных долин,

или крепость-убежище, в которую жители окрестных дере-

вень бежали при нападении врагов? Одно из этих поселений

исследовали археологи Херсонесского заповедника в

1982-1983 годах (автор раскопок - Ю. В. Падалка). Они

нашли брошенный беженцами очаг с готовящейся пищей.

Чоргуньский Исар впервые обследован в 1938 году

С.Н. Бибиковым и А.К. Тахтаем. Обычно его датируют

XIV-XV веками, предполагают, что замок разрушен тур-

ками в 1475 году ( 81 ).

Знакомство наше с Севастополем и его окрестностями

подошло к концу. Наши возможности были ограниченны, и

потому многие достойные внимания путешественника до-

стопримечательности не получили отражения в книге. Но

к ним обратятся ученые, писатели, художники, все те, кто

изучает и любит этот неповторимый край.

- 170 -

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Страбон. География. - ВДИ. 1947, ╪ 4, с. 203.

2. Гомер. Одиссея. М., 1959, с. 125.

3. Бэр К. Балаклава и ее окрестности. - ЗООИД, т. 10.

Одесса, 1877, с. 533.

4. Одна, и то далеко не полная, работа С. В. Венюковой

"Регистрационная библиография по истории Севастополя

и Черноморского флота периода Крымской (Восточной)

войны 1853-1856 гг." (Севастополь, 1966. Рукопись) со-

держит более четырех тысяч наименований книг и статей.

5. Формозов А. А. Исследования по каменному веку

Крыма в 1956 г. - КСИИМК. Вып. 73, 1959, с. 39-41.

6. ВДИ, 1939, ╪ 2. Хроника, с. 124.

7. Щепинский А. А. Красные пещеры. Симферо-

поль, 1983, с. 33.

8. Моисеев А. С. Предварительный отчет о находках

следов каменного века на Яйле и на Южном берегу Кры-

ма. - ИТУАК, Симферополь, 1920, ╪ 57, с. 302.

9. Щепинский А. А. Красные пещеры, с. 35-36.

10. Щепинский А. А. Менгиры Байдарской доли-

ны. - "Крымская правда", 1978, ╪ 255.

11. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной соб-

ственности и государства. М., 1950, с. 165.

12. Кондараки В. X. Байдарская долина. - ЗООИД,

т. 7. Одесса, 1868, с. 292-293.

13. Репников Н. И. Разведки и раскопки на Южном

берегу Крыма и в Байдарской долине в 1907 г. - ИАК,

вып. 30. Спб., 1909, с. 122.

14. Щепинский А. А. Красные пещеры, с. 44

15. Домбровский О. И., Щепинский А. А. Ар-

хеологические загадки Красных пещер. - В кн.: Как рас-

крываются тайны, Симферополь, 1962.

16. Щ у л ь ц П.Н. О некоторых вопросах истории тав-

ров, - В кн.: Проблемы истории Северного Причерноморья

в античную эпоху. М.,1959, с. 265-266.

17. Щ е г л о в А. Полис и хора. Симферополь, 1976, с. 21.

18. Херсонес Таврический. Симферополь, 1975, с. 13.

19. Л е н и н В.И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 74.

20. Г у х м а н М. М. Готский язык. М., 1958, с. 10.

21. Г у х м а н М. М. Указ. соч., с. 12.

22. Беневоленская Ю.Д. Антропологические мате-

риалы из средневековых могильников юго-западного Кры-

ма. - МИА, 1970, ╪ 168. Л., с. 204.

23. Якобсон А.Л. Раннесредневековые сельские посе-

ления юго западной Таврии. - МИА, 1970, ╪ 168, с. 168.

- 171 -

24. В а с и л ь е в А. А. Готы в Крыму. - ИРАИМК, т. 5.

Л., 1927, с. 184.

25. Б р ю с о в а В. Г. Русско-византийские отношения

середины XI века. - ВИ, 1972, ╪ 3.

26. Бертье-Делагард А. Л. Исследование некото-

рых недоуменных вопросов средневековья в Тавриде. -

ИТУ АК. Симферополь, 1920, ╪ 57, с. 37.

27. Дубровин Н. Присоединение Крыма к России, т. 1,

Спб., 1885, с. 420.

28. Севастополю 200 лет. Сборник документов и материа-

лов. Киев, 1983, с. 29.

29. Каллистов Д. И. О праве Морского ведомства на

землю в городе Севастополе и его окрестностях. Севасто-

поль, 1908, с. 13.

30. Сосновский С. Блеск и нищета крымской топо-

нимики. - В кн.: Крымские каникулы. Симферополь,

1981, с. 377.

31. Генеральный план города Севастополя... Октября

25 дня 1840 года. Фонды музея КЧФ.

32. Герсеванов Н.Б. Несколько слов о действиях рус-

ских войск в Крыму в 1854-1855 годах. Paris, 1867, с. 70.

33. Богданович М. И. Восточная война. Т. 3 Спб.,

1876, с. 183.

34. Севастополь по переписи 1886 и 1887 гг. Севастополь,

1888, табл. 5.

35. СГГА, ф. 15, оп. 1, д. 15.

36. К у п р и н А.И. Собр. соч., т. 4. М., 1958, с. 488.

37. История города-героя Севастополя. Киев, 1960, с. 339.

38. Крылов С. Красный Севастополь. Севастополь, 1921,

с. 63.

39. "Маяк коммуны", 1934, 11 мая; 1935, 16 янв., 18 окт.,

27 ноября.

40. Цит. по кн.: Моторин Д. К. Возрожденный Сева-

стополь. М., 1984, с. 9.

41. Севастополю 200 лет..., с. 288-289.

42. Броневский М. Описание Крыма. - ЗООИД, т. 6.

Одесса, 1867, с. 341-342.

43. Поденная записка путешествия... князя В. М. Долго-

рукова в Крымский полуостров, во время кампании

1773 г. - ЗООИД, т. 8. Одесса, 1872, с. 186

44. Путешествие по Крыму академика Палласа в 1793 и

1794 годах. - ЗООИД, т. 12, Одесса, 1881, с. 106.

45. Шуази О. История архитектуры. Т. 1, М., 1935,

с. 384.

46. Херсонес Таврический. Симферополь, 1979, с. 124

(Перевод В. В. Латышева).

- 172 -

47. Там же,с.110.

48. СГГА, Ф. Р. - 420, д. 84, л. 143.

49. СГГА, Ф. Р - 420, д. 84, л. 14.

50. СГГА, Ф. 19,оп.1, д. 40.

51 Бабушкин Б. Колокол Херсонеса. - "Слава Сева-

стополя", 1983, ╪ 185.

52. Бунин И. А. Собр. соч., т. 1. М., 1965, с. 276.

53. Античная скульптура Херсонеса. Каталог. Киев, 1976,

с. 335.

54. Якобсон А. Л. Крым в средние века. М., 1973, с. 20-

24.

55. Письма... В. В. Коховского... - ЗООИД, т. 12, Одесса,

1881, с. 67.

56. Распоряжения светлейшего князя Г. А. Потемкина-

Таврического касательно устройства Таврической области

с 1781 по 1786 год. - ЗООИД, т. 12, Одесса, 1881, с. 308.

57. Путешествие по Крыму академика Палласа в 1793 и

1794 годах. - ЗООИД, т. 12, 1881. с. 67.

58. ЦГА ВМФ СССР, ф. 326, оп. 1, д. 13951.

59. Milner T. Тhе Сrimеа, its ancient and modern hysto-

ry... London, 1855, р. 294-295.

60. Брунов Н.И. Очерки по истории архитектуры. Т. 1,

М., 1937, с. 204.

61. "Слава Севастополя", 1984, ╪ 58.

62. Щепинский А. А. Менгиры Вайдарской доли-

ны. - "Крымская правда", 1978, ╪ 255.

63. Бунин И. А. Соч., с. 335-336.

64. П у ш к и н А. С. Полн. собр. соч., т. 3. М., Изд-во АН

СССР,1963, с. 394.

65. Броневский М. Указ. соч., с. 343.

66. Milner Т., р. 285.

67. Guthrie М. А. Tour performed in the Уеаrs 1795-1796

through the Тауride. London, 1802, р. 111.

68. Поездка в Крым в 1836 году. - ЖМНП, 1837, ч. 13,

╪ 3, с. 655.

69. Аркас 3. Описание Ираклейского полуострова и

древностей его. - ЗООИД, т. 2, отд. 1. Одесса, 1848, с. 264-

267.

70. Веймарн Е. Балаклава. - "Крым", 1929, ╪ 2 (10).

М.-Л., с. 63-65.

71. Маркевич А. И. Летопись землетрясений в Кры-

му. - В кн.: Черноморские землетрясения 1927 г. и судьбы

Крыма. Симферополь, 1928, с. 97.

72. Юргевич В. Новые надписи генуезские. - ЗООИД,

т.7, Одесса, 1868, с. 277.

73. Москвич Г. Путеводитель по Крыму. Одесса, 1899,

с.129.

- 173 -

74. Марков Е. Очерки Крыма. Спб., 1902, с. 134.

75. Бунин А. В., Саварская Т.Ф. История градо-

строительного искусства, т. 1, М., 1980, с. 144.

76. ЗООИД, т. 2, Одесса, 1850, с. 688, 690.

77. ЦГА ВМФ СССР, ф. 1331, оп. 4, д. 428.

78. Бертье-Делагард А.Л. Остатки древних со-

оружений в окрестностях Севастополя и пещерные города

Крыма. - ЗООИД, т.14, Одесса, 1886, с. 180-190.

79. Коломиец Т. К. На бастионах - чапаевцы. Сим-

ферополь, 1970, с. 138.

80. Дмитришин I. Витязi Севастополя. Киiв, 1978,

с. 120-124.

81. Бибиков С. Н. Средневековое укрепление Исар близ

села Чоргунь (Крым). - КСИИМК, II. М.- Л., 1939, с. 30-

32.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Античная скульптура Херсонеса. Каталог. Киев, 1976.

2. Артамонов М. И. История хазар. М., 1962.

3. Асеев Ю.С., Лебедев Г.А. Архитектура Крыма.

Киев, 1961.

4. Баглей А.И. Артюхов В.М. Город-герой Се-

вастополь. М., 1975.

5. Белов Г.Д. Херсонес Таврический. Л., 1948.

6. Ванеев Г.И. и др. Героическая оборона Севастополя.

1941-1942, М., 1969.

7. Веникеев Е.В. Архитектура Севастополя. Симферо-

поль, 1983.

8. Возрождение Севастополя. Симферополь, 1982.

9. Горев Л. Война 1853-1856 гг. и оборона Севастополя.

М., 1955.

10. Даниленко В., Токарева Р. Башня Зенона. Сим-

ферополь, 1974.

11. Домбровский О., Махнева О. Столица феодори-

тов. Симферополь, 1973.

12. Дорогой тысячелетий. Симферополь, 1966, 1969.

13. Доронина Э.Н., Яковлева Т.И. Памятники Се-

вастополя. Симферополь, 1978.

14. История города-героя Севастополя. Киев, 1960.

15. История городов и сел УССР. Крымская область. Киев.

1974.

16. Килессо С.К. Архитектура Крыма. Киев, 1983.

17. Крикун Е.В. Архитектурные памятники Крыма.

Симферополь, 1977.

- 174 -

18. Крымские каникулы. Симферополь, 1985.

19. Ляхович А.А., Шорин Л.А., Веникеев Е.В.,

Шавшин В.Г. У карты Севастополя. Симферополь,

1982.

20. Моторин Д.К. Возрожденный Севастополь. М., 1984.

21. Надинский П.Н. Очерки по истории Крыма. Ч. 1,

2. Симферополь, 1951, 1957.

22. Памятники Севастополя. Киев, 1982.

23. Севастополю 200 лет. Сборник документов и материа-

лов. Киев, 1983.

24. Севастополь. Скрижали бессмертия. Киев, 1980, 1984.

25. Тарле Е.В. Город русской славы М., 1954.

26. Херсонес Таврический. Симферополь, 1985.

27. Щеглов А. Полис и хора. Симферополь, 1976.

28. Щепинский А.А. Красные пещеры. Симферополь,

1983.

29. Якобсон А.Л. Крым в средние века. М., 1973.

Автор горячо благодарит поэта В.А. Дивакова, архео-

логов О.Я. Савеля, А.А. Зедгенидзе, Ю.В. Падалка,

Н.Ф. Матвееву, Н.Ю.Суханову, капитана первого ранга

в отставке Ю.Н.Савченко и инженера Ж. А. Юношеву

за оказанную помощь.

СПИСОК ПРИНЯТЫХ СОКРАЩЕНИЙ

ВДИ - Вестник древней истории

ВИ - Вопросы истории

ЖМНП - Журнал Министерства народного просвещения

ЗООИД - Записки Одесского общества истории и древ-

ностей.

ИАК - Известия археологической комиссии

ИРАИМК - Известия Российской академии материаль-

ной культуры

ИТУАК - Известия таврической ученой архивной ко-

миссии

КСИИМК - Краткие сообщения Института истории ма-

териальной культуры

КЧФ - Краснознаменный Черноморский флот

МИА - Материалы Института археологии

СГГА - Севастопольский городской государственный

архив

ЦГА ВМФ СССР - Центральный государственный ар-

хив Военно-Морского Флота СССР

- 175 -

фотографии выполнены В. И. Арестовым

 

 

ЕВГЕНИЙ ВИТАЛЬЕВИЧ ВЕНИКЕЕВ

СЕВАСТОПОЛЬ И ЕГО ОКРЕСТНОСТИ

Редактор

И.А. КУРАТОВА

Художник серии

Ю.Н. КУРБАТОВ

Художественный редактор

Е.Б. СМИРНОВ

Подготовка фотооригиналов

Е.А. БЕЛОВ

Технический редактор

А.Н. ХАНИНА

Корректоры

Е.А. МЕЩЕРСКАЯ,

Н.Г. РЯЗАНОВА

И.Б. М 2448

Сдано в набор 14.11.85 Подписано к печати

23.05.86. А07357. формат издания 70х90/32

Бумага тифдручная. Гарнитура школьная. Глу-

бокая печать. Усл. печ. л. 6,435. Усл. кр -отт

13,16. Уч.-изд. л. 8,083. Изд. Л 1433 Ти-

раж 200000. Заказ 2610. Цена 60 коп. Изда-

тельство "Искусство". 103009 Москва, Собинов-

ский пер., 3. Ордена Трудового Красного Зна-

мени Калининский полиграфический комбинат

Союзполиграфпрома при Государственном коми-

тете СССР по делам издательств, полиграфии и

книжной торговли. 170024 г. Калинин, пр. Ле-

нина, 5.

КНИГА ПОСВЯЩЕНА ПАМЯТНИКАМ ИСТОРИИ

И КУЛЬТУРЫ ЮГО-ЗАПАДНОГО КРЫМА -

ТОЙ ЧАСТИ ПОЛУОСТРОВА, ГДЕ НАХОДИТСЯ

ЛЕГЕНДАРНЫЙ ГОРОД-ГЕРОЙ СЕВАСТОПОЛЬ.

ОСОБЕННО ПОДРОБНО АВТОР ЗНАКОМИТ ЧИТАТЕЛЯ

С ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТЯМИ ГОРОДА

И ЭКСПОНАТАМИ ХЕРСОНЕССКОГО

ИСТОРИКО-АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО ЗАПОВЕДНИКА.

Назад

На главную страницу